Фонтанный дом директора ГМЗ «Петергоф» или новые реалии в новом туристическом сезоне 


Верхний парк ГМЗ "Петергоф"

Уважаемые читатели, предлагаем вашему вниманию фрагменты интервью корреспондента «Деловой перспективы» Татьяны Поципун с генеральным директором ГМЗ «Петергоф» Еленой Кальницкой.


Корр. Наконец наступили послабления в карантине, связанном с COVID-19. Открываются парки и музеи. Должен открыться для посетителей и наш ГМЗ «Петергоф». Самый главный вопрос — когда и в какой форме?

Е.К. К сожалению, точного ответа на этот вопрос нет. После выхода соответствующего распоряжения администрации города мы планируем взять четыре дня на подготовку. За это время будет нанесена разметка на асфальте у входа в парк, установят вендинговые автоматы для продажи масок, будут выполнены, как говорится, работы «последнего часа». В целом мы и сейчас полностью готовы, ждем только приказа. Фонтанная система многократно протестирована, растения высаживаются по традиционному регламенту в нужное время, поэтому партеры в парках также хороши, как всегда. Все парки в очень хорошем состоянии, потому что наши специалисты работают уже достаточно давно.

Корр. Как будет регулироваться поток гостей? (Продажа электронных билетов, «живая очередь», вход опреде-лённого количества посетителей по определённому расписанию, движение посетителей в Нижнем Парке по разным определенным маршрутам с целью соблюдения дистанции и санитарных норм и тому подобное)?

Е.К. Сейчас ГМЗ «Петергоф», как и все музеи страны, разработал так называемый «Сертификат безопасности», где оговорены все требования к самим себе и к нашим гостям. Впервые в этом году продажа билетов будет проводиться только онлайн. Мы так никогда не работали – у нас всегда были кассы перед входом, а сейчас просим людей внимательно прочитать все указания на сайте: как нужно приобретать билеты. Система должна «прижиться», должно пройти время, чтобы к ней привыкнуть. Но, тем не менее, мы понимаем, что другого пути сегодня нет: требования Роспотребнадзора к музеям достаточно жесткие. У нас четко просчитано количество посетителей в парке по существующей санитарной норме, и получается, что ежедневно мы сможем принимать в трех парках – Нижнем парке, Александрии и парке Ораниенбаума — порядка 9 тысяч человек. Небольшие парки – в Стрельне, на Островах, увы, работать не будут.

Корр. Какие новые поступления, отреставрированные объекты или предметы будут представлены гостям?

Е.К. К юбилею Победы открыты новые экспозиции в парках, их горожане пока не видели. В Александрии появится выставка о вьетнамском путешествии Николая II, в Нижнем парке у дворца «Марли» – персональная выставка фотографий Игоря Метельского, некогда вице-губернатора Петербурга. Он уникальный мастер съемок живой природы, долго не мог решиться на такой ответственный шаг – в Петергофе!

Корр. Сохранится ли водное сообщение на «Ракете» из Петербурга в Нижний Парк по Финскому заливу и как оно будет координироваться с сухопутным потоком посетителей?

Е.К. Пока у нас нет информации об открытии навигации, надо ждать.

Корр. Наш муниципальный депутат Сергей Анатольевич Толокнов в начале весны организовал сбор подписей петродворчан с предложением бесплатного посещения местными жителями (по прописке) Нижнего парка. Будет ли это осуществлено? И в какой форме? (С учётом огромного количества гостей это в принципе невозможно или возможно с какими-либо ограничениями — например, в определённый день за полтора-два часа до остановки фонтанов и тому подобное).

Е.К. Такая позиция крайне странна. Петергоф всегда, с момента своего создания в 1918 году, был платным музе-ем, кстати, детей в него долго не пускали. Любому понятно, для того, чтобы открыть двери бесплатно, нужны огромные дотации государства. В некоторых странах это делается, но их очень мало. Сегодня от государственного бюджета мы получаем порядка 20-25% средств, требуемых для сложнейшей эксплуатации огромного комплекса, остальное всегда зарабатывали сами. Ведь жители Петергофа всегда гордились красотой и ухоженностью наших парков и дворцов. А сейчас сезонному музею, который закроется, когда все будут работать, надо выжить, надо спасти и сохранить Петергоф.

Более того, честно и открыто скажу о нашем тяжелом решении: в этом году будут отменены все виды льгот, предоставляемые самим музеем, за исключением тех, которые предусмотрены законом. Мера временная и вынужденная, принятая от безысходности. Петергоф – наше национальное достояние, он один на весь мир, и всем миром сейчас надо ему помочь.

Корр. Летом многие подростки Петергофа работают по благоустройству паркового хозяйства — сажают цветы, чистят газоны и так далее. Сохранится ли эта трудовая традиция для них в парках ГМЗ?

Е.К. Нет, в этом году такой возможности нет: ни сезонных рабочих, ни волонтеров, которым нужно уделять много внимания и всему учить, в этом сезоне не будет.

Корр. Что приготовит ГМЗ «Петергоф» для маленьких посетителей Большого парка и парка Александрия? (Возможны ли специальные детские экскурсии или какие-либо развлечения?)

Е.К. На протяжении трех месяцев сотрудники детского образовательного центра «Новая ферма» готовили новые программы, онлайн-экскурсии, репертуар которых постоянно обновлялся и будет обновляться дальше. Сегодня вся работа с детьми тоже меняет форму: детей надо беречь. Интереснейшие детские проекты Петергофа работают онлайн, разработаны абонементы на занятия, которые, надеемся, будут востребованы во всем городе.

Корр. Что нового и, естественно, утешительного можно сообщить читателям о судьбе Нижней дачи в парке Александрия? На этой даче родился последний царевич Российском Империи — Алексей Николаевич Романов. В 1970 году, в год столетия со дня рождения В.И. Ленина, дача была взорвана по «высочайшему» повелению, о чем упоминать не принято. Но со сменой политического строя ситуация изменилась. От глухого упоминания о некоем пожаре перешли к обсуждению планов реставрации. Возле дачи на средства частного мецената подростку Алексею Романову установлен памятник. Возродится ли вся Нижняя дача?

Е.К. Нижняя дача должна обязательно возродиться. Не хочу давать ложных обещаний: это будет не скоро. Для восстановления такого памятника нужны огромные средства, которых пока нет. Это дело будущего. Но музей-заповедник за свои деньги разработал необычный инновационный проект, утвержденный на всех уровнях. Теперь дело только в бюджете на его реализацию. Кстати, Нижняя дача была взорвана раньше ленинского юбилея, и никакого отношения это драматическое событие к нему не имело.

Корр. Какие работы по подготовке музеев и парков ГМЗ «Петергоф» пришлось «заморозить» из-за пандемии, и их черёд наступит ли в следующем туристическом сезоне?

Е.К. Пандемия многое изменила в процессах летнего сезона. Новые требования Роспотребнадзора таковы, что мы не можем открыть малые музеи и небольшие парки. Работать будут только Нижний парк, парк Алексан-дрия и парк Ораниенбаума – и только по билетам. Три дворца – Большой Петергофский, Большой Ораниен-баумский и, возможно, Коттедж откроются позже, чем парки. Экскурсии разрешено проводить только для 5 человек.

Корр. В верхнем парке появилась прекрасная традиция создания выставок на открытом воздухе — open air. Ждут ли нас новые экспозиции в Верхнем парке, куда вход и был, и есть бесплатный, то есть шаговодоступный для всех петродворчан?

Е.К. В Верхнем саду начинается реставрация, которая, увы, тоже будет проблемной. С начала сезона этот парк будет закрыт. Никаких крупных массовых праздников в парках проводить пока не разрешено, поэтому мультимедийного праздника фонтанов в Нижнем парке тоже не будет.

Мне жаль, что предоставленная вниманию газеты информация не так позитивна, как обычно. Но времена бывают разные, их надо пережить и вернуться к нормальной счастливой жизни…

454total visits,1visits today

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *